Февральская революция 1917 года

Причины и характер Февральской революции.
Восстание в Петрограде 27 февраля 1917 года

Февральская революция 1917 года в России была вызвана теми же причинами, носила тот же характер, решала те же задачи и имела такую же расстановку противоборствующих сил, что и революция 1905 — 1907 гг. После революции 1905 — 1907 гг. продолжали оставаться задачи демократизации страны — свержение самодержавия, введение демократических свобод, решение жгучих вопросов — аграрного, рабочего, национального. Это были задачи буржуазно-демократического преобразования страны, поэтому и Февральская, как и революция 1905 — 1907 гг., носила буржуазно-демократический характер.

Хотя революция 1905 — 1907 гг. и не решила стоявших перед нею коренных задач демократизации страны и потерпела поражение, однако она послужила политической школой для всех партий и классов и тем самым явилась важной предпосылкой Февральской революции и последовавшего за нею Октябрьского переворота 1917 г.

Но Февральская революция 1917 г. происходила уже в иной обстановке, нежели революция 1905 — 1907 гг. В преддверии Февральской революции резко обострились социальные и политические противоречия, усугубленные тяготами долгой и изнурительной войны, в которую была втянута Россия. Порожденная войной экономическая разруха и, как следствие ее, обострение нужды и бедствий народных масс, вызвали острую социальную напряженность в стране, рост антивоенных настроений и всеобщее недовольство не только левых и оппозиционных, но и значительной части правых сил политикой самодержавия. Заметно упал в глазах всех слоев общества авторитет самодержавной власти и ее носителя — царствовавшего императора. Невиданная по своим масштабам война серьезно потрясла нравственные устои общества, внесла небывалое ожесточение в сознание о поведение людей. Миллионные массы солдат-фронтовиков, ежедневно видевшие кровь и смерть, легко поддавались революционной пропаганде и готовы были пойти на самые крайние мер. Они жаждали мира, возвращения к земле, и лозунг “Долой войну!” в то время был особенно популярен. Прекращение войны неизбежно связывалось с ликвидацией политического режима, втянувшего народ в войну. Так монархия теряла опору в армии.

К концу 1916 г. страна оказалась в состоянии глубокого социального, политического и нравственного кризиса. Осознавали ли правящие круги грозящую им опасность? Доклады охранного отделения за конец 1917 — начало 1917 гг. полны тревоги в предвидении грозящего социального взрыва. Предвидели социальную опасность для русской монархии и за границей. Великий князь Михаил Михайлович, кузен царя, писал ему в середине ноября 1916 г. из Лондона: “Агенты Интеллинжс-сервис [служба британской разведки], обычно хорошо осведомленные, предсказывают в России революцию. Я искренне надеюсь Ники, что ты найдешь возможным удовлетворить справедливые требования народа, пока еще не поздно“. Приближенные в Николаю II с отчаянием говорили ему: “Будет революция, нас всех повесят, а на каком фонаре, всё равно“. Однако Николай II упорно не желал видеть этой опасности, надеясь на милость Провидения. Любопытен состоявшийся незадолго до событий февраля 1917 г. разговор между царем и председателем Государственной думы М.В. Родзянко. “Родзянко: — Я вас предупреждаю, что не пройдет и трех недель, как вспыхнет революция, которая сметет вас, и вы уже не будете царствовать. Николай II: — Ну, Бог даст. Родзянко: — Бог ничего не даст, революция неизбежна“.

Хотя факторы, подготовившие революционный взрыв в феврале 1917 г., складывались уже давно, политики и публицисты, справа и слева, предрекали его неизбежность, революция не была ни “подготовленной”, ни “организованной”, разразилась стихийно и внезапно для всех партий и самого правительства. Ни одна политическая партия не проявила себя организатором и руководителем революции, которая застала их врасплох.

Ближайшим поводом к революционному взрыву послужили следующие события, происшедшие во второй половине февраля 1917 г. в Петрограде. В середине февраля ухудшилось снабжение столицы продовольствием, особенно хлебом. Хлеб был в стране и в достаточном количестве, но из-за разрухи на транспорте и нерасторопности властей, отвечавшей за снабжение, он не мог быть своевременно доставлен в города. Была введена карточная система, но она не решила проблемы. Возникли длинные очереди у булочных, что вызывало нараставшее недовольство населения. В этой обстановке любой раздражающий население поступок властей или владельцев промышленных предприятий мог послужить детонатором социального взрыва.

18 февраля рабочие одного из крупнейших заводов Петрограда, Путиловского, начали забастовку, требуя из-за роста дороговизны надбавки к зарплате. 20 февраля администрация завода под предлогом перебоев со снабжением сырьем уволила забастовщиков и объявила о закрытии на неопределенное время некоторых цехов. Путиловцев поддержали рабочие других предприятий города. 23 февраля (по новому стилю 8 марта — в Международный женский день) решено было начать всеобщую забастовку. Днем 23 февраля решили воспользоваться и оппозиционные думские деятели, которые еще 14 февраля с трибуны Государственной думы подвергли резкой критике бездарных министров и потребовали их отставки. Думские деятели — меньшевик Н.С. Чхеидзе и трудовик А.Ф. Керенский — установили связь с нелегальными организациями и создали комитет для проведения 23 февраля демонстрации.

В тот день забастовали 128 тыс. рабочих 50 предприятий — треть рабочих столицы. Состоялась и демонстрация, которая носила мирный характер. В центре города был проведен митинг. Власти, чтобы успокоить народ, объявили, что в городе достаточно продовольствия и оснований для беспокойства нет.

На следующий день бастовало уже 214 тыс. рабочих. Забастовки сопровождались демонстрациями: колонны демонстрантов с красными флагами и с пением “Марсельезы” устремились к центру города. Активное участие в них принимали женщины, которые вышли на улицы с лозунгами “Хлеба”!, “Мира”!, “Свободы!, “Верните наших мужей!”.

Власти сначала рассматривали их как стихийные продовольственные беспорядки. Однако события с каждым днем нарастали и приняли для властей угрожающий характер. 25 февраля забастовки охватили свыше 300 тыс. чел. (80% рабочих города). Демонстранты выступали уже с политическими лозунгами: “Долой монархию!“, “Да здравствует республика!“, устремляясь к центральным площадям и проспектам города. Им удалось преодолеть полицейские и воинские заслоны и прорваться к Знаменской площади у Московского вокзала, где у памятника Александру III начался стихийный митинг. На главных площадях, проспектах и улицах города проходили митинги и демонстрации. Посланные против них наряды казаков отказались их разгонять. В конных городовых демонстранты бросали камни и поленья. Власти уже увидели, что “беспорядки” принимают политический характер.

Утром 25 февраля колонны рабочих вновь устремились к центру города, а на Выборгской стороне уже громили полицейские участки. На Знаменской площади снова начался митинг. Произошло столкновение демонстрантов с полицией, в результате чего было убито и ранено несколько демонстрантов. В тот же день Николай II получил от командующего Петроградским военным округом генерала С.С. Хабалова донесение о начавшихся волнениях в Петрограде, а в 9 часов вечера Хабалов получил от него телеграмму: “Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны с Германией и Австрией“. Хабалов тотчас же отдал приказ полиции и командирам запасных частей применять против демонстрантов оружие. В ночь на 26 февраля полиция арестовала около сотни наиболее активных деятелей левых партий.

26 февраля был воскресным днем. Фабрики и заводы не работали. Массы демонстрантов с красными знаменами и пением революционных песен вновь устремились к центральным улицам и площадям города. На Знаменской площади и у Казанского собора беспрерывно шли митинги. По приказу Хабалова полицейские, засевшие на крышах домов, открыли огонь из пулеметов по демонстрантам и митингующим. На Знаменской площади было убито 40 человек и столько же ранено. Полицейские стреляли по демонстрантам на Садовой улице, Литейном и Владимирском проспектах. В ночь на 27 февраля были произведены новые аресты: на этот раз было схвачено 170 человек.

Исход всякой революции зависит от того, на чьей стороне окажется армия. Поражение революции 1905 — 1907 гг. во многом было обусловлено тем, что несмотря на серию восстаний в армии и во флоте, в целом армия оставалась верной правительству и была использована им для подавления крестьянских и рабочих бунтов. В феврале 1917 г. в Петрограде находился гарнизон численностью до 180 тыс. солдат. В основном это были запасные части, которым предстояла отправка на фронт. Здесь было немало новобранцев из кадровых рабочих, мобилизованных за участие в стачках, немало вылечившихся после ранений фронтовиков. Сосредоточение в столице массы солдат, которые легко поддавались воздействию революционной пропаганды, было крупной ошибкой властей.

Расстрел демонстрантов 26 февраля вызвал сильное возмущение солдат столичного гарнизона и оказал решающее воздействие на переход их на сторону революции. Днем 26 февраля 4-я рота запасного батальона Павловского полка отказалась занять указанное ей место на заставе и даже открыла огонь по взводу конной полиции. Рота была обезоружена, 19 ее “зачинщиков” были отправлены в Петропавловскую крепость. Председатель Государственной думы М.В. Родзянко телеграфировал в тот день царю: “Положение серьезное. В столице анархия. Правительство парализовано. На улицах идет беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга“. В заключение он просил царя: “Немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство. Медлить нельзя. Всякое промедление смерти подобно“.

Еще накануне отъезда царя в Ставку были заготовлены два варианта его указа о Государственной думе — первый о ее роспуске, второй — о перерыве ее занятий. В ответ на телеграмму Родзянко царь прислал второй вариант указа — о перерыве занятий Думы с 26 февраля до апреля 1917 г. В 11 часов утра 27 февраля депутаты Государственной думы собрались в Белом зале Таврического дворца и молча выслушали царский указ о перерыве сессии Думы. Указ царя поставил думцев в трудное положение: с одной стороны, они не смели не исполнить воли царя, с другой, не могли не считаться и с угрожающим развертыванием революционных событий в столице. Депутаты от левых партий предлагали не подчиняться царскому указу и в “обращении к народу” объявить себя Учредительным собранием, но большинство было против таковой акции. В Полуциркульном зале Таврического дворца они открыли “частное совещание”, на котором было принято решение во исполнении царского повеления официальных заседаний Думы не проводить, однако депутатам не расходиться и оставаться на своих местах. К половине третьего часа дня 27 февраля к Таврическому дворцу подошли толпы демонстрантов, часть из них проникла во дворец. Тогда Дума приняла решение сформировать из своего состава “Временный комитет Государственной думы для водворения порядка в Петрограде и для сношения с учреждениями и лицами”. В тот же день Комитет в составе 12 человек под председательством Родзянко был сформирован. Сначала Временный комитет опасался брать власть в свои руки и искал соглашения с царем. Вечером 27 февраля Родзянко направил царю новую телеграмму, в которой он предлагал ему пойти на уступки — поручить Думе сформировать ответственное перед ней министерство.

Но события развертывались стремительно. В тот день забастовки охватили почти все предприятия столицы, и фактически началось уже восстание. На сторону восставших стали переходить войска столичного гарнизона. Утром 27 февраля восстала учебная команда в числе 600 человек запасного батальона Волынского полка. Начальник команды был убит. Возглавивший восстание унтер-офицер Т.И. Кирпичников поднял весь полк, который двинулся к Литовскому и Преображенскому полкам и увлек их за собой.

Если утром 27 февраля на сторону восставших перешло 10 тыс. солдат, то вечером того же дня — 67 тыс. В тот же день Хабалов телеграфировал царю, что “войска отказываются выходить против бунтующих“. 28 февраля на стороне восставших оказались 127 тыс. солдат, а 1 марта — уже 170 тыс. солдат. 28 февраля были взяты Зимний дворец, Петропавловская крепость, захвачен арсенал, из которого было роздано рабочим отрядам 40 тыс. винтовок и 30 тыс. револьверов. На Литейном проспекте были разгромлены и подожжены здание Окружного суда и Дома предварительного заключения. Пылали полицейские участки. Ликвидированы жандармерия и охранка. Многие полицейские и жандармы были арестованы (позже Временное правительство освободило их и отправило на фронт). Из тюрем были выпущены заключенные. 1 марта после переговоров сдались засевшие в Адмиралтействе вместе с Хабаловым остатки гарнизона. Был взят Мариинский дворец и арестованы находившиеся в нем царские министры и высшие сановники. Их привозили или приводили в Таврический дворец. Министр внутренних дел А.Д. Протопопов добровольно явился под арест. Министров и генералов из Таврического дворца препроводили в Петропавловскую крепость, остальных — в приготовленные для них места заключения.

В Петроград через Балтийский вокзал и по Петергофскому шоссе прибывали перешедшие на сторону революции воинские части из Петергофа и Стрельны. 1 марта восстали моряки Кронштадтского порта. Командир Кронштадтского порта и военный губернатор г. Кронштадта контр-адмирал Р.Н. Вирен и несколько высших офицеров были расстреляны матросами. Великий князь Кирилл Владимирович (двоюродный брат Николая II) привел к Таврическому дворцу в распоряжение революционной власти вверенных ему моряков гвардейского экипажа.

Вечером 28 февраля, в условиях уже победившей революции, Родзянко предложил объявить о взятии Временным комитетом Государственной думы на себя правительственных функций. В ночь на 28 февраля Временный комитет Государственной думы обратился к народам России с воззванием, что он берет на себя инициативу “восстановления государственного и общественного порядка” и создания нового правительства. В качестве первой меры в министерства он направил комиссаров из членов Думы. С целью овладеть положением в столице и приостановить дальнейшее развитие революционных событий, Временный комитет Государственной думы тщетно пытался вернуть солдат в казармы. Но эта попытка показала, что он был не в состоянии взять под свой контроль ситуацию в столице.

Более действенной революционной властью стали возродившиеся в ходе революции советы. Еще 26 февраля ряд членов Союза рабочих кооперативов Петрограда, социал-демократической фракции Государственной думы и других рабочих групп выдвинули идею образования Советов рабочих депутатов по образцу 1905 г. Эта идея была поддержана и большевиками. 27 февраля представители рабочих групп, вместе с группой думских депутатов и представителей левой интеллигенции собрались в Таврическом дворце и объявили о создании Временного исполнительного комитета Петроградского совета депутатов трудящихся. Комитет обратился с призывом немедленно выбрать депутатов в Совет — по одному депутату от 1 тысячи рабочих, и по одному — от роты солдат. Было избрано 250 депутатов, которые собрались в Таврическом дворце. Они в свою очередь избрали Исполнительный комитет Совета, председателем которого стал лидер социал-демократической фракции Государственной думы меньшевик Н.С. Чхеидзе, а его заместителями трудовик А.Ф. Керенский и меньшевик М.И. Скобелев. Большинство в Исполнительном комитете и в самом Совете принадлежало меньшевикам и эсерам — в то время самым многочисленным и влиятельным левым партиям в России. 28 февраля вышел и первый номер “Известий Совета рабочих депутатов” (редактор меньшевик Ф.И. Дан).

Петроградский совет начал действовать как орган революционной власти, приняв ряд важных решений. 28 февраля по его инициативе были созданы районные комитеты советов. Он сформировал военную и продовольственную комиссии, вооруженную милицию, установил контроль над типографиями и железными дорогами. Решением Петроградского совета были изъяты финансовые средства царской власти и установлен контроль над их расходованием. В районы столицы были посланы комиссары от Совета для установления в них народной власти.

1 марта 1917 г. Совет издал знаменитый “Приказ № 1″, который предусматривал создание в воинских частях выборных солдатских комитетов, отменял титулование офицеров и отдание им чести вне службы, но главное — выводил Петроградский гарнизон из подчинения старому командованию. Этот приказ в нашей литературе обычно расценивается как глубоко демократический акт. На самом же деле, подчиняя командиров частей солдатским комитетам, мало компетентным в военном деле, он нарушал необходимый для всякой армии принцип единоначалия и тем самым способствовал падению воинской дисциплины.

Число жертв в Петрограде в февральские дни 1917 г. составило около 300 чел. убитыми и до 1200 ранеными.

Образование Временного правительства

Временное правительство

С образованием 27 февраля Петроградского совета и Временного комитета Государственной думы фактически стало складываться двоевластие. До 1 марта 1917 г. Совет и думский Комитет действовали независимо друг от друга. В ночь с 1 на 2 марта начались переговоры между представителями Исполнительного комитета Петроградского совета и Временным комитетом Государственной думы о сформировании Временного правительства. Представители Советов поставили условие, чтобы Временное правительство сразу же провозгласило гражданские свободы, амнистию политзаключенным и объявило о созыве Учредительного собрания. При выполнении Временным правительством этого условия Совет принял решение о его поддержке. Формирование состава Временного правительства было поручено Временному комитету Государственной думы.

2 марта оно было сформировано, а 3 марта обнародован и его состав. Во Временное правительство вошло 12 человек — 10 министров и 2 приравненные к министрам главноуправляющие центральными ведомства ми. 9 министров являлись депутатами Государственной думы.

Председателем Временного правительства и одновременно министром внутренних дел стал крупный помещик, председатель Всероссийского земского союза, кадет, князь Г.Е. Львов, министрами: иностранных дел — лидер кадетской партии П.Н. Милюков, военным и морским — лидер партии октябристов А.И. Гучков, торговли и промышленности — крупный фабрикант, прогрессист, А.И. Коновалов, путей сообщения — “левый” кадет Н.В. Некрасов, народного просвещения — близкий к кадетам, профессор права А.А. Мануйлов, земледелия — земский врач, кадет, А.И. Шингарев, юстиции — трудовик (с 3 марта эсер, единственный социалист в правительстве) А.Ф. Керенский, по делам Финляндии — кадет В.И. Родиичев, обер-прокурором Св. Синода — октябрист В.Н. Львов, государственным контролером — октябрист И.В. Годнев. Таким образом, 7 министерских постов, причем наиболее важных, оказалась в руках кадетов, 3 министерских поста получили октябристы и 2 представители других партий. Это был “звездный час” кадетов, которые на короткое время (на два месяца) оказались у власти. Вступление в должность министров Временного правительства происходило в течение 3-5 марта. Временное правительство объявило себя на переходный период (до созыва Учредительного собрания) верховной законодательной и исполнительной власти в стране.

3 марта была обнародована и программа деятельности Временного правительства, согласованная с Петроградским советом:1) полная и немедленная амнистия по всем политическим и религиозным делам; 2) свобода слова, печати, собраний и стачек; 3) отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений; 4) немедленная под готовка к выборам на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования в Учредительное собрание; 5) замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного само управления; 6) выборы в органы местного самоуправления; 7) не разоружение и не вывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в восстании 27 февраля; и 8) предоставление солдатам гражданских прав. Программа закладывала широкие основы конституционализма и демократии в стране.

Однако большинство заявленных в декларации Временного правительства 3 марта мер было осуществлено еще раньше, как только революция одержала победу. Так, еще 28 февраля полиция была упразднена и сформирована народная милиция: вместо 6 тыс. полицейских охраной порядка в Петрограде было заняло 40 тыс. чел. народной милиции. Она взяла под охрану предприятия и городские кварталы. Отряды народной милиции вскоре были созданы и в других городах. Впоследствии наряду с рабочей милицией появились и боевые рабочие дружины (Красная гвардия). Первый отряд Красной гвардии был создан в начале марта на Сестрорецком заводе. Были ликвидированы жандармерия и охранка.

Сотни тюрем были разгромлены или сожжены. Были закрыты органы печати черносотенных организаций. Возрождались профсоюзы, создавались культурно-просветительские, женские, молодежные и другие организации. Явочным порядком была завоевана полная свобода печати, митингов и демонстраций. Россия стала самой свободной страной в мире.

Инициатива сокращения рабочего дня до 8 часов шла от самих петроградских предпринимателей. 10 марта было заключено соглашение Петроградского совета с Петрогрдским обществом фабрикантов об этом. Затем путем подобных же частного характера соглашений между рабочими и предпринимателями 8-часовой рабочий день был введен и по всей стране. Однако специального декрета Временного правительства об этом издано не было. Аграрный вопрос был отнесен на решение Учредительного собрания из опасения, что солдаты, узнав о “дележе земли”, бросят фронт и двинутся в деревню. Временное правительство объявило самочинные захваты помещичьих крестьян незаконными.

Стремясь “стать ближе к народу”, на месте изучить конкретную обстановку в стране и заручиться поддержкой населения, министры Временного правительства совершали частые поездки по городам, армейским и флотским частям. На первых порах они встречали такую поддержку на митингах, собраниях, разного рода встречах, профессиональных съездах. Представителям прессы министры часто и охотно давали интервью, устраивали пресс-конференции. Пресса в свою очередь стремилась создать о Временном правительстве благоприятное общественное мнение.

Первыми признали Временное правительство, как “выразителя истинной воли народа и единственного правительства России” Франция и Англия. В начале марта Временное правительство признали США, Италия, Норвегия, Япония, Бельгия, Португалия, Сербия и Иран.

Отречение Николая II

Переход войск столичного гарнизона на сторону восставших заставил Ставку приступить к принятию решительных мер для подавления революции в Петрограде. 27 февраля Николай II через начальника штаба Ставки генерала М.В. Алексеева отдал распоряжение двинуть на Петроград “надежные” карательные войска. В карательную экспедицию вошли Георгиевский батальон, взятый из Могилева, и несколько полков с Северного, Западного и Юго-Западного фронтов. Во главе экспедиции был поставлен генерал Н.И. Иванов, назначенный также вместо Хабалова и командующим Петроградским военным округом с самыми широкими, диктаторскими полномочиями — вплоть до того, что в его полное распоряжение поступали все министры. Предполагалось к 1 марта в районе Царского Села сосредоточить 13 батальонов пехоты, 16 кавалерийских эскадрона и 4 батареи.

Ранним утром 28 февраля два литерных поезда, царский и свитский, отправились из Могилева через Смоленск, Вязьму, Ржев, Лихославль, Бологое к Петрограду. По прибытии их в Бологое в ночь на 1 марта поступило известие, что в Любань из Петрограда прибыли две роты с пулеметами с целью не пропустить царские поезда в столицу. Когда поезда подошли к ст. Малая Вишера (в 160 км от Петрограда) железно дорожные власти сообщили, что дальше двигаться нельзя, ибо следующие станции Тосно и Любань заняты революционными войсками. Николай II распорядился повернуть поезда на Псков — в ставку командующего Северным фронтом генерала Н.В. Рузского. В Псков царские поезда прибыли в 7 часов вечера 1 марта. Здесь Николай II узнал о победе революции в Петрограде.

В то же время начальник штаба Ставки генерал М.В. Алексеев решил отказаться от военной экспедиции на Петроград. Заручившись поддержкой главнокомандующих фронтами, он отдал приказ Иванову воздержаться от карательных действий. Георгиевский батальон, достигший 1 марта Царского Села, отошел назад к станции Вырица. После переговоров главнокомандующего Северным фронтом Рузского с Родзянко Николай II дал согласие на формирование ответственного перед Думой правительства. Об этом решении царя в ночь на 2 марта Рузский передал Родзянко. Однако тот сообщил, что издание манифеста об этом уже “запоздало”, ибо ходом событий поставлено “определенное требование” — отречение царя. Не дожидаясь ответа Ставки, в Псков были направлены депутаты Думы А.И. Гучков и В.В. Шульгин. А в это время Алексеев и Рузский запросили всех главнокомандующих фронтами и флотами: Кавказского — великого князя Николая Николаевича, Румынского — генерала В.В. Сахарова, Юго-Западного — генерала А.А. Брусилова, Западного — генерала А.Е. Эверта, командующих флотами — Балтийского — адмирала А.И. Непенина и Черноморского — адмирала А.В. Колчака. Командующие фронтами и флотами заявили о необходимости отречения царя от престола “во имя спасения родины и династии, согласованное с заявлением председателя Государственной думы, как единственно, видимо, способное прекратить революцию и спасти Россию от ужасов анархии“. Телеграммой с мольбой отречься от престола обратился к Николаю II из Тифлиса его дядя Николай Николаевич.

2 марта Николай II приказал составить манифест о своем отречении от престола в пользу сына Алексея при регенстве своего младшего брата великого князя Михаила Александровича. Об этом решении царя была составлена на имя Родзянко. Однако ее отправка была задержана до получения новых сообщений из Петрограда. Кроме того в Пскове ожидали приезда Гучкова и Шульгина, о чем сообщено было Ставке.

Гучков и Шульгин прибыли в Псков вечером 2 марта, сообщили, что в Петрограде нет воинской части, на которую можно было бы положиться, и подтвердили необходимость отречения царя от престола. Николай II заявил, что такое решение им было уже принято, но теперь он изменяет его и уже отрекается не только за себя, но и за наследника. Данный акт Николая II нарушал коронационный манифест Павла I от 5 апреля 1797 г., который предусматривал, что царствующее лицо имеет право отрекаться от престола только сам за себя, а не за своих нас ледников.

Новый вариант отречения Николая II от престола был принят Гучковым и Шульгиным, которые только просили его, чтобы до подписания акта отречения царь утвердил указ о назначении Г.Е. Львова премьер министром формируемого нового правительства, а великого князя Николая Николаевича вновь верховным главнокомандующим.

Когда Гучков с Шульгиным возвратились в Петроград с манифестом отрекшегося от престола Николая II, то они встретили сильное недовольство революционных масс этой попыткой думских деятелей сохранить монархию. Здравица в честь “императора Михаила”, провозглашенная Гучковым по прибытии из Пскова на Варшавском вокзале Петрограда, вызвала столь сильное негодование рабочих, что они пригрозили ему расстрелом. На вокзале был обыскан Шульгин, который, однако, успел тайно передать текст манифеста об отречении Николая II Гучкову. Рабочие требовали уничтожить текст манифеста, немедленно арестовать царя и провозгласить республику.

Утром 3 марта состоялось свидание членов думского комитета и Временного правительства с Михаилом в особняке кн. О. Путятиной на Миллионной. Родзянко и Керенский доказывали необходимость его отказа от престола. Керенский говорил, что негодование народа слишком сильно, новый царь может погибнуть от народного гнева, а с ним погибнет и Временное правительство. Однако Милюков настаивал на принятии короны Михаилом, доказывая необходимость сильной власти для укрепления нового порядка, а такая власть нуждается в опоре — “привычном для масс монархическом символе“. Временное правительство без монарха, говорил Милюков, — является “утлой ладьей, которая может потонуть в океане народных волнений“; оно не доживет до Учредительного собрания, так как в стране воцарится анархия. Прибывший вскоре на совещание Гучков, поддержал Милюкова. Милюков в запальчивости даже предлагал взять автомобили и ехать в Москву, где провозгласить Михаила императором, собрать под его знаменем войска и двинуться на Петроград. Такое предложение явно грозило гражданской войной и испугало остальных собравшихся на совещание. После продолжительных обсуждений большинство высказалось за отречение Михаила. Михаил согласился с этим мнением и в 4 часа дня подписал составленный В.Д. Набоковым и бароном Б.Э. Нольде манифест о своем отказе от короны. В манифесте, обнародованном на другой день, говорилось что Михаил “принял твердое решение лишь в том случае воспринять верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому и надлежит всенародным голосованием через представителей своих в Учредительном собрании установить образ правления и новые основные законы государства Российского“. Михаил обращался к народу с призывом “подчиняться Временному правительству, облеченному всей полнотой власти“. Письменные заявления о поддержке Временного правительства и об отказе от претензий на царский престол сделали и все члены царской фамилии. 3 марта Николай II направил Михаилу телеграмму.

Именуя его “императорским величеством“, он приносил извинения, что “не предупредил” его о передаче ему короны. Весть об отречении Михаила была воспринята отрекшимся царем с недоумением. “Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость“, — записал Николай в дневнике.

Отрекшийся от престола император направился в Ставку в Могилев. Еще за несколько часов до подписания акта отречения от престола Николай снова назначил на должность Верховного главнокомандующего русской армией великого князя Николая Николаевича. Однако Временное правительство назначило вместо него на эту должность генерала А.А. Брусилова. 9 марта Николай со свитой вернулся в Царское село. По распоряжению Временного правительства царская семья содержалась под домашним арестом в Царском селе. Петроградский Совет потребовал суда над бывшим царем и даже 8 марта принял постановление о заключении его в Петропавловскую крепость, но Временное правительство отказалось его выполнить.

В связи с нарастанием антимонархических настроений в стране свергнутый царь просил Временное правительство отправить его с семьей в Англию. Временное правительство обратилось к английскому послу в Петрограде Джорджу Бьюкенену запросить об этом британский кабинет. П.Н. Милюков при встрече с царем заверил его, что просьба будет удовлетворена и даже советовал ему готовиться к отъезду. Бьюкенен запросил свой кабинет. Тот сначала выразил согласие предоставить в Англии убежище для свергнутого русского царя и его семье. Однако против этого поднялась волна протеста в Англии и в России, и английский король Георг V обратился к своему правительству с предложением отменить это решение. Временное правительство направило просьбу французскому кабинету предоставить убежище царской семье во Франции, но также получило отказ со ссылкой на то, что это будет отрицательно воспринято общественным мнением Франции. Так потерпели неудачу попытки Временного правительства отправить бывшего царя и его семью за рубеж. 13 августа 1917 г. по распоряжению Временного правительства царская семья была отправлена в Тобольск.

Сущность двоевластия

В переходный период — с момента победы революции до принятия конституции и сформирования в соответствии с нею постоянных органов власти — действует Временное революционное правительство, на которое возлагается обязанность ломки старого аппарата власти, закрепление соответствующими декретами завоеваний революции и созыв Учредительного собрания, которое определяет форму будущего государственного устройства страны, утверждает изданные Временным правительством декреты, придавая им силу законов, и принимает конституцию.

Временное правительство на переходный период (до созыва Учредительного собрания) обладает как законодательно-распорядительными, так и исполнительными функциями. Так, например, обстояло дело во время Великой Французской революции конца XVIII в. Такой же путь преобразования страны после революционного переворота предусматривали в своих проектах и декабристы Северного общества, выдвигая на переходный период идею “Временного революционного правления”, а затем созыва “Верховного собора” (Учредительного собрания). Так же представляли себе путь революционного переустройства страны, слома старой государственной машины и формирование новых органов власти все русские революционные партии в начале XX в., записавшие это в своих программах.

Однако процесс формирования государственной власти в России в результате Февральской революции 1917 г. пошел по иному сценарию. В России создалось, не имеющее аналогов в истории, двоевластие — в лице Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, с одной стороны, и Временного правительства, с другой.

Как уже было сказано, появление Советов — органов народной власти — относится ко времени революции 1905-1907 гг. и является важным ее завоеванием. Эта традиция сразу же возродилась после победы восстания в Петрограде 27 февраля 1917 г. Помимо Петроградского совета в марте 1917 г. возникло свыше 600 Советов на местах, которые избрали из своей среды постоянно действующие органы власти — исполнительные комитеты. Это были избранники народа, опиравшиеся на поддержку широких трудовых масс. Советы выполняли законодательно-распорядительные, исполнительные и даже судебные функции. К октябрю 1917 г. в стране насчитывалось уже 1429 советов. Возникали они стихийно — это было стихийное творчество масс. Наряду с этим были созданы и комитеты Временного правительства на местах. Так создалось двоевластие на центральном и местном уровнях.

В то время преобладающее влияние в Советах, как в Петроградском, так и в провинциальных, имели представителей партий меньшевиков и эсеров, которые ориентировались не на “победу социализма”, полагая, что в отсталой России нет для этого условий, а на развитие и закрепление ее буржуазно-демократических завоеваний. Такую задачу, считали они, в переходный период может выполнить Временное, буржуазное по составу, правительство, которому в проведении демократических преобразований страны необходимо обеспечить поддержку, а при необходимости и оказывать на него давление. Фактически реальная власть и в период двоевластия находилась в руках Советов, ибо Временное правительство могло управлять только при их поддержке и проводить свои декреты с их санкции.

В первое время Временное правительство и Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов действовали совместно. Они даже проводили свои заседания в одном здании — Таврическом дворце, который превратился тогда в центр политической жизни страны.

В течение марта-апреля 1917 г. Временное правительство, при поддержке и давлении на него Петроградского совета, провело ряд демократических преобразований, о которых говорилось выше. Вместе с тем решение ряда острых проблем, доставшихся в наследие от старой власти, оно откладывало до Учредительного собрания, и среди них вопрос аграрный. Более того, оно издало ряд декретов, предусматривавших уголовную ответственность за самовольный захват помещичьих, удельных и монастырских земель. В вопросе о войне и мире оно заняло оборонческую позицию, сохраняя верность союзническим обязательствам, принятым еще старой властью. Всё это вызывало растущее недовольство народных масс политикой Временного правительства.

Двоевластие — не есть разделение властей, а противостояние одной власти другой, что неизбежно приводит к конфликтам, к стремлению каждой власти свергнуть ей противостоящую. В конечном счете двоевластие ведет к параличу власти, к отсутствию всякой власти, к анархии. При двоевластии неизбежен рост центробежных сил, что грозит развалом страны, тем более, если эта страна многонациональная.

Двоевластие просуществовало не более четырех месяцев — до начала июля 1917 г., когда в обстановке неудачного наступления русских войск на германском фронте, 3-4 июля большевиками была организована политическая демонстрация и предпринята попытка свержения Временного правительства. Демонстрация была расстреляна, а на большевиков обрушились репрессии. После июльских дней Временному правительству удалось подчинить себе Советы, которые послушно исполняли его волю. Однако это была кратковременная победа Временного правительства, положение которого становилось всё более непрочным. В стране углублялась хозяйственная разруха: быстро росла инфляция, катастрофически падало производство, реальной становилась опасность надвигавшегося голода. В деревне начались массовые погромы помещичьих усадеб, захваты крестьянами не только помещичьих, но и церковных земель, поступали сведения об убийствах помещиков и даже церковнослужителей. Солдаты устали от войны. На фронте участились братания солдат обеих воюющих сторон. Фронт по существу разваливался. Резко возросло дезертирство, с позиций снимались целые воинские части: солдаты спешили домой, чтобы успеть к разделу помещичьих земель.

Февральская революция разрушила старые государственные структуры, но не смогла создать прочной и авторитетной власти. Временное правительство всё более теряло контроль над положением в стране и уже не в состоянии было справиться с растущей разрухой, полным расстройством финансовой системы, развалом фронта. Министры Временного правительства, будучи высокообразованными интеллигентами, блестящими ораторами и публицистами, оказались неважными политиками и плохими администраторами, оторванными от реальной действительности и плохо знавшими ее.

За сравнительно короткое время, с марта по октябрь 1917 г., сменилось четыре состава Временного правительства: первый его состав просуществовал около двух месяцев (март-апрель), последующие три (коалиционные, с “министрами-социалистами”) — каждый не более полутора месяцев. Оно пережило два серьезных кризиса власти (в июле и в сентябре).

Власть Временного правительства слабела с каждым днем. Оно все более теряло контроль над положением в стране. В обстановке политической нестабильности в стране, углублявшейся хозяйственной разрухи, затянувшейся непопулярной войны. угрозы надвигавшегося голода, народные массы жаждали “твердой власти”, которая смогла бы “навести порядок”. Срабатывала и противоречивость поведения русского мужика — его исконно русское стремление к “твердому порядку” и вместе с тем исконно русская ненависть ко всякому реально существующему порядку, т.е. парадоксальное сочетание в крестьянском менталитете цезаризма (наивного монархизма) и анархизма, покорности и бунтарства.

К осени 1917 г. власть Временного правительства была фактически парализована: декреты его не исполнялись или вообще игнорировались. На местах фактически царила анархия. Все меньше становилось сторонников и защитников Временного правительства. Это во многом объясняет ту легкость, с какой оно было свергнуто большевиками 25 октября 1917 г. Они не только легко свергли фактически безвластное Временное правительство, но и получили мощную поддержку со стороны широких народных масс, обнародовав на другой же день после Октябрьского переворота важнейшие декреты — о земле и мире. Не абстрактные, не понятные массам, социалистические идеи привлекли их к большевикам, а надежда на то, что те и впрямь прекратят ненавистную войну и раздадут крестьянам вожделенную землю.

«В.А. Федоров. История России 1861-1917».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *